Еще 100 лет назад у экономики не было научного метода, а её важнейший раздел — макроэкономика — просто не существовал

В своей предыдущей колонке я отметил, что физические теории гораздо лучше описывают поведение объектов внимания физиков, нежели экономические теории описывают объекты внимания экономистов. Попробую указать причины такого явления.

Причин можно выделить три. Во-первых, и это главное, объектом внимания экономики, как и других общественных наук, является поведение человека, а вряд ли можно спорить, что человек — самый сложный объект из имеющихся для научного анализа. Его поведение столь сложно, а мотивации столь многообразны, что даже совместные усилия представителей общественных наук, включая помимо экономистов еще психологов, социологов, политологов, а также часто историков, не позволяют полностью ответить на вопрос, почему тот или иной человек принял то или иное решение. У каждой из этих наук есть свои подходы, свои методы и свои выводы, но вряд ли кто-нибудь может претендовать на описание всей полноты картины. При этом дерзну сказать, что у экономистов самые совершенные методы среди всех ученых-общественников, так что на фоне представителей остальных общественных наук мы выглядим совсем неплохо.

Вторая причина, возможно связанная с первой, состоит в том, что экономика — наука более молодая. Если считать, что относительно современная физика началась с Ньютона, а экономика — с Адама Смита, то у физиков есть фора длиной почти в век (век назад у экономики метода почти не было, а ее важнейший раздел — макроэкономика — не существовал). Даже если отсчитывать от Эйнштейна и Кейнса, которые уже были почти ровесниками, между датами публикаций их основных трудов прошло три десятка лет, а это очень много по меркам XX века.

В связи с последним наблюдением (что экономика «отстает» от физики) встает вопрос о причинах такого явления. Не берусь дать на него исчерпывающий ответ, но хотел бы сделать пару наблюдений. Работая на протяжении двадцати или более лет с талантливыми школьниками, я крайне редко обнаруживаю среди ребят в возрасте 14–17 лет склонности к занятию общественными науками. Буквально вчера я вернулся из летней школы именно для юных экономистов, но и там внимание участников было в первую очередь поглощено поступлением на качественную программу в одном из ведущих вузов (и наиболее посещаемым мероприятием были их презентации), но не выглядело, как если бы школьники были одержимы попытками что-то сделать именно в самой науке. Возможно, это связано с тем, что естественникам гораздо легче заинтересовать школьников, показав эффектный эксперимент или продемонстрировав работу какого-нибудь устройства, но факт остается фактом: когда я учился в аспирантуре Массачусетского технологического института и общался там с аспирантами других (как следует из названия, в основном технических) специальностей, а также с бакалаврами, я часто встречался с недоумением, почему, мол, я занимаюсь экономикой. Некоторые даже удивлялись, узнав, что в МТИ есть экономический факультет (на тот момент, между прочим, лучший в мире по нескольким авторитетным рейтингам). А если в глазах талантливых школьников и студентов младших курсов физика остается намного более популярной, чем экономика, то и пойдут в нее больше сильных студентов и развиваться она будет быстрее, в ней будет совершаться больше фундаментальных открытий и эта наука ближе подойдет к познанию своего предмета.

Наконец, есть третья причина, в духе того, что называется «Критика Лукаса». Попросту говоря, электроны или суперструны не читают статей, которые про них пишут физики, поэтому не могут изменять своего поведения в зависимости от результатов исследований. В противоположность этому заинтересованные объекты исследований экономистов (особенно в области финансов) могут читать эти статьи и понимать их. В штате любой крупной финансовой компании немало экономистов с учеными степенями из лучших университетов мира, и поэтому естественно ожидать, что, как только станет известно что-то новое о поведении экономических агентов, некоторые из них захотят пересмотреть свое поведение (скажем, если именно их модель поведения оказалась неоптимальной согласно последним исследованиям). А тогда изменится и вся наблюдаемая картина и получится, что только что опубликованная теория описывает поведение агентов не очень хорошо. Вряд ли уместно об этом писать неспециалисту, но мне интересно, не возникало ли подобной проблемы в богословии, и если да, то как она была решена.

Не следует ожидать от экономистов такой же степени точности в описании предмета своего анализа, как в физике, точно так же, как физикам далеко по этому критерию до математиков (когда я учился математике, если профессор говорил что-нибудь вроде «доказательство дадим на физическом уровне строгости», имелось в виду, что будет скорее пояснение, почему есть надежда, что результат окажется верным, чем собственно доказательство). Но это не значит, что экономика как наука хуже физики или что физика чем-то хуже математики.

Андрей Бремзен

Источник: forbes.ru


Читайте также:

"Обрушение доходов населения — большая ошибка властей"
Гараж лучше ставить на сигнализацию
Греф: "Платон" залезет в карман всем россиянам
Как разработчики из Сибири зарабатывают на защите от спама
Россия вводит временные ограничения на поставки американской кукурузы
ВЭБ планирует разместить биржевые облигации на 19,575 млрд рублей
Серийное производство самолета Ил-114 начнется в 2019 году
Британский индекс FTSE 100 достиг максимума закрытия в 2016 году