На годовщину ухода из жизни русского мыслителя, подвижника.

Год назад ушёл из жизни замечательный человек, философ, правовед, геополитик, эколог, участник и организатор патриотических объединений 1970 – 2014 годов Сергей Антонович Шатохин (13.03.1939 – 19.11.2014).

 Хорошо знавший С.А. Шатохина руководитель общественной организации «Союз Христианское Возрождение» Владимир Николаевич Осипов недавно точно подметил, что Сергей Антонович, подобно великому русскому поэту Тютчеву, абсолютно не беспокоился об издании и сохранении своих работ. Практическая деятельность во благо России поглощала в нём всякое честолюбие.

Осталось несоразмерно по сравнению с масштабом этого уникального мыслителя и практика мало его печатных работ. Отрадно, что из этого немногого сохранившегося из сказанного и написанного им что-то сохранилось благодаря и его шести интервью интернет-газете «Столетие»…

Как-то просматривая Интернет в надежде по ключевым словам «Сергей Шатохин» найти какой-то новый, неизвестный мне материал Сергея Антоновича, натолкнулся на некролог в газете «Русский Вестник» по поводу смерти также недостаточно ещё оценённого, замечательного деятеля русского движения Сергея Николаевича Семанова, скончавшегося в ноябре 2011 года. Прощальные слова о С.Н. Семанове, видимо, писал главный редактор этой газеты Алексей Алексеевич Сенин. Самого Алексея Алексеевича не стало в октябре 2013 года…

Так вот, в этом некрологе говорится о С.Н. Семанове как о выдающемся представителе «Русской партии», зародившейся в среде русской интеллигенции в 1960-е годы, одном из руководителей «Русского клуба», базировавшегося вокруг Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК).

«Кто-то из деятелей «Русской партии» уже отошёл в мир иной, Царствие им Небесное! Другие, слава Богу, живут и здравствуют, но о них редко услышишь в центральных СМИ, – писал автор некролога. – Мы назовём некоторых представителей «Русской партии» и близких к ним деятелей – за каждым именем высится знамя русских побед».

И далее перечисляет эти имена. Среди них (ушедшие) – Анатолий Никонов, Вадим Кожинов, Василий Шукшин, Владимир Солоухин, Вячеслав Клыков, Савва Ямщиков, Эрнст Сафонов, Фатей Шипунов, Владимир Чивилихин, Эдуард Володин, Сергей Лыкошин, Юрий Селезнёв, Дмитрий Балашов, Петр Паламарчук.

Среди них (здравствующие на тот момент времени, но ушедшие за последние четыре года) – Василий Белов, Валентин Распутин, Иван Шевцов, Сергей Шатохин.

Среди них (здравствующие) Валерий Ганичев, Илья Глазунов, Игорь Шафаревич, Олег Платонов, Петр Палиевский, Михаил Лобанов, Александр Проханов, Станислав Куняев, Валентин Сорокин, Леонид Бородин, Владимир Крупин, Владимир Фомичёв, Владимир Осипов.

 Все перечисленные – одно поколение, условно говоря, «русистов», «русской партии», истинной русской интеллигенции, выразителей духовных истоков православия, имперскости, русского национального духа.

 Это поколение принявших эстафету от славянофилов, деятелей правого движения начала XX века, первой русской эмиграции, членов «русской партии» внутри КПСС 30–50 годов XX столетия, – передающее русскую преемственность нашему поколению.

Перечень, безусловно, не полон. Его можно дополнить исходя из сохранившихся речей, статей, интервью С.А. Шатохина.

Но главное в трудах Сергея Антоновича – наставления для нас и последующих поколений. А наставления эти и в его словах, и в личных примерах его практической деятельности.

Об уникальности жизненного пути и самой личности С.А. Шатохина я писал год назад в прощальном слове ему «Отдавший всю жизнь России». Здесь внесу необходимые дополнения, относящиеся к его наследию.

Окончив философский факультет МГУ, будучи аспирантом, в конце 1960-х годов Сергей Антонович специализировался на немецкой философии, в частности, на трудах Гегеля и Гартмана, много работал в архивах. В этот период в нем формируются основные глубинные убеждения. В его философских материалах тех лет обращает на себя внимание практически полное отсутствие цитирования основоположников марксизма-ленинизма, что в то время являлось обязательным. Именно отсутствие марксисткой риторики и создавало проблемы для Сергея Антоновича при защите его кандидатской диссертации по философии.

В 70-х годах он становится полноценным представителем «русской партии», концентрируется на экологических вопросах, самым непосредственным образом участвуя в борьбе с вредоносными для нашей страны проектами тех лет.

Из юридически оформленных организаций можно отметить «Общественный комитет спасения Волги», который был зарегистрирован в 1989 году. Но фактически деятельность русской интеллигенции в этом направлении осуществлялась значительно ранее и не ограничивалась исключительно спасением бассейна реки Волги. Объединенная едиными целями сохранения духовных основ и традиционного социально-экономического уклада русского народа, группа виднейших деятелей взяла на себя общественное противодействие проектам по переброске вод великих рек России, сохранению озера Байкал, вопросы юридической, экономической и экологической экспертизы других опасных для нашей страны планов, связанных, например, с атомной энергетикой.

Но самое главное, в дальнейшем эти люди, «русисты», внесли неоценимый вклад в объединение национально-патриотических сил России, формирование русских патриотических организаций России и «ближнего зарубежья».

Касаясь истории создания и функционирования «Общественного комитета спасения Волги», Сергей Антонович в интервью «Столетию» «Оставьте русские реки России» говорил о том, что начало общественного движения против переброски северных и сибирских рек относится к шестидесятым годам прошлого века. У истоков создания движения и его главной движущей силой были писатели Валентин Распутин и Сергей Залыгин. В научном плане флагманом движения был геолог, академик Александр Леонидович Яншин. Кроме того, к этой работе подключился гениальный математик Игорь Ростиславович Шафаревич, который привлек к работе других академиков. С.А. Шатохин был научным консультантом документального фильма «Земля в беде», автором сценария фильма был Фатей Яковлевич Шипунов, режиссером – Антон Сергеевич Васильев… Благодаря всей этой деятельности в целом, в августе 1986 года вышло совместное Постановление ЦК КПСС и союзного Совета Министров «О прекращении работ по переброске части стока северных и сибирских рек».

А вот что говорил Сергей Антонович в другом интервью: «Кто сказал, что русская нация истощена? Она в кризисе…

 У русских все есть: история, наука, богатейшая культура, язык. Под русскими я здесь имею в виду не этническое понятие, а триединство великой нации: великороссов, малороссов и белорусов, всех народов, тяготеющих к русскому миру.

 Русский мир – это целостная система взглядов, система координат, если угодно, целая цивилизация!».

В своей работе 1998 года «Теоретические основания геополитики», наравне с определением геополитических подходов в интересах России, он останавливается на рассмотрении политики вообще и на «абсолютном требовании современной политики – преодолении лжи и насилия». Здесь отдельным аспектом рассматривается соотношение политики и морали. Обращают на себя внимание позитивная линия, которую Сергей Антонович придаёт геополитике в целом и рассматриваемым дефинициям, а также его оптимистический взгляд на политику, не на ту, что реально существует сейчас, а на будущую, которая должна быть «синтезирована с нормами морали».

Сергей Антонович в этом вопросе, впрочем, как и во множестве иных, является последовательным выразителем наследия И.А. Ильина, его любимого мыслителя. В данном случае Шатохин – последователь ильинского понимания политики, что называется, по-русски. И.А. Ильин отмечал: «Нет, человек есть существо сложное; заряженное страстями, но способное и к доброте; способное и к доблести, и к самому смрадному душевному «подполью» (см. у Достоевского)… Политика будущего… будет разуметь под свободой прежде всего свободу внутреннюю: духовное, нравственное и политическое самообладание человека; его готовность – ставить интерес Родины и государства выше своего собственного. К этой внутренней свободе людей надо воспитывать от молодых ногтей, из поколения в поколение: интеллигенцию, рабочих и крестьян, в народных школах, в гимназиях, в университетах, в армии, в общественной и политической жизни».

Сколь актуально для сегодняшней ситуации звучат приводимые С.А. Шатохиным в этом его труде слова Райта Миллса из работы «Властвующая элита». В этой работе Миллс указывает на признаки морального декаданса в США и констатирует такие явления в жизни Америки как «аморальность в верхах, общее ослабление авторитета старых моральных ценностей и создание системы организованной безответственности».

А приводимые Шатохиным слова немецкого философа Карла Ясперса: «В будущем международное право должно быть таким, чтобы каждый знал: участвуя в убийствах, организуемых подобным государством (гитлеровской Германией), я буду уверен, что буду казнен, если это государство не захватит мировое господство и не разрушит человечество… Нет, только сохраняя абсолютную правдивость, мы сможем добиться поворота к лучшему и избежать окончательной гибели», – не относятся ли это к осмыслению «деятельности» и современной киевской «власти»?

Шатохин резюмировал так: «Беглое, чисто фрагментарное знакомство с эмоциональной, яркой проповедью К. Ясперса в пользу моральной политики показывает, насколько актуальной является выработка принципов современной политики, в основе которой отрицание двух фундаментальных элементов политики – насилия и лжи… Преодоление насилия и лжи – абсолютное требование современной политики».

Вышесказанное относится к характеристике действий сегодняшних неоглобалистских мировых сил и не относится к нашей реакции на этот вызов, не имеет никакого отношения к толстовству и пацифизму. Тот же Ильин на лозунг «непротивление злу насилием» ответил тезисом «сопротивление злу силою».

 «Отказ от насилия не всегда базируется на соответствующих моральных убеждениях, он может быть продиктован и трусостью, – говорит Шатохин, – неверно было бы трактовать ненасилие как призыв к примирению с противником на основе компромисса».

И продолжает: «Примирение возможно только на справедливой основе, при взаимном признании законных прав друг друга, а справедливость достигается в борьбе».

Одно из «устранений несправедливости», относящееся к внутренней политике России, Сергей Антонович видел в преодолении неправильного государственного устройства современной России. Он не уставал повторять непреложное требование: Россия должна быть унитарным государством, состоять исключительно из территориальных образований. С.А. Шатохин отмечал, что нет противоречий в принципах организации империи (мирное и поступательное развитие всех национальностей) и унитарной формой территориальной организации государства (правовое равенство субъектов).

В своей статье 2012 года «Российская государственность (альтернативный вариант государственного устройства)» Сергей Антонович подробно раскрывает схему состоявшегося распада СССР и угрозу разлома по аналогично заложенным линиям уже для России в действующих конституционных нормах. Эта тема им была досконально изучена.

Среди множества внутренних причин ликвидации СССР С.А. Шатохин отмечает в качестве «мины замедленного действия» государственное устройство СССР. Он считал, что это была псевдофедерация в сочетании с жёстким унитарным тоталитаризмом внутри краев и областей РСФСР и местечковым этническим национализмом и русофобией в национальных автономиях и республиках. В свою очередь, современной России в наследство от Советского Союза досталась аморфная и рыхлая федерация.

В этой части С.А. Шатохин отмечает: «Россия на всех исторических этапах была унитарным государством с 862 года по 1917 год. Поэтому, собственно, российского федерализма не было в истории…

Неэффективность современной федерации в России объясняется тем, что она, единственная в мире, построена по лекалам профессиональных революционеров В. Ленина, Л. Троцкого и Я. Свердлова, готовившихся в то время… «разжечь мировую революцию», и Россия должна была быть дровами.

 И. Сталин разрушил этот дьявольский замысел, но ленинскую федерацию не тронул, посчитав, что единая управляющая партия является достаточной скрепой…

Верховный Совет СССР 26 апреля 1990 года принял закон «О разграничении полномочий между Союзом ССР и субъектами федерации», который выравнивал правовой статус автономных и союзных республик. По новому тогда закону автономные республики рассматривались в качестве «советских социалистических государств (ССГ)» – субъектов федерации Союза ССР… И всё это произошло задолго до выборов Ельцина Председателем Верховного Совета РСФСР… Мощный дезинтеграционный механизм в России был запущен Союзной властью за целый год до печально знаменитого популистского лозунга этого верного ленинца Б. Ельцина: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить»! Оппонент-соратник М. Горбачёва товарищ Б. Ельцин перехватил инициативу в борьбе за политическую поддержку автономий… Конституцию Российской Федерации сочинили коллеги Ельцина: товарищи С. Шахрай, А. Собчак и С. Алексеев, не упомянув в последней ни слова о государствообразующем русском народе… Здесь лидеры и Союзной власти, и Российской власти использовали один и тот же принцип – дезинтеграцию и Союза, и России. Этот двойной дезинтеграционный механизм приобрёл, такую мощную силу, что работает до настоящего времени».

Все свои выступления Сергей Антонович всегда делал «вживую», без бумажки. И в каждом выступлении есть «преодоление лжи и насилия». Сохранилось аудиозапись его выступления 2009 года на заседании геополитической секции Российского философского общества.

Победу в Куликовской битве, по мыслям С.А. Шатохина, нужно воспринимать не просто как победу русских над татаро-монголами, а в более глобальном смысле.

«Поход Мамая финансировали мощные государства Европы, которые между собой часто воевали – Генуя и Венеция. Мамаю они подарили в поход миллион пар кандалов для того, чтобы он взял в плен русских девушек и юношей и отправил их в Стамбул на невольничий рынок. Если бы победил Мамай, то он сделал бы хороший бизнес на живом товаре. Вот эта сторона Куликовской битвы умалчивается…».

«Мамай – это не Золотая Орда. Это совсем другой южно-европейский поход по уничтожению Руси, в котором его (Мамая) использовали, впоследствии – убили в Феодосии за неисполнение своей миссии», – говорил в своём выступлении Сергей Антонович.

 Две мировые войны, принятые классической исторической наукой, Шатохин считает условными. Только на протяжении последних двух веков – пять мировых войн, и все против России!

«Первая мировая война – это война Наполеона. Континентальная блокада владычицы морей – Англии. Война с Испанией… Поход в Египет, Африка… Наполеон предполагал подчинить Россию и отправить миллионную армию в Индию… То есть это мировой масштаб всех событий наполеоновских войн и наших последующих заграничных походов… У Наполеона как исполнительного орудия основная цель была Россия.

Теперь вот Крымская война – это нелепость, а не название. У профессиональных геополитиков – это Восточная война… Против России выступала вся Европа, а именно: Англия и Франция, и турки высаживались в Крыму, и с ними были сардинцы – итальянцы. Всё это при негласной поддержке Австро-Венгрии и Германии. Было отбито наступление англичан на Соловецкие острова. Затем японская экспансия на Камчатку была отбита вооружившимся русским рыболовецким флотом. Но самый главный победоносный театр нашей армии был на Кавказе… Как известно, принято было решение идти на Стамбул… В этот момент умирает Николай I. Или ему помогли умереть? Мечта вернуть Константинополь не осуществилась. Так вот, четыре театра военных действий: Кавказ, Крым, Соловецкие острова, Камчатка, – разве это не мировой масштаб событий? И всё против России.

Две следующие мировые войны, не буду комментировать, – все знают историю, хотя там много пропущенных пластов. Понадобилась мировая война, чтобы уничтожить Русскую империю. Следующая мировая война – попытка того же самого…

 Мировые войны велись именно и только против России. Никогда Россия не нападала сама, она всегда отвечала на вызовы. Поэтому идеологически необходимо запретить говорить о том, что Россия должна в чём-то перед кем-то каяться.

 Если нам это делать, то полякам, французам, немцам или американцам подавно нужно просто не вставать с колен, каясь во всех своих преступлениях…

Пятая мировая война. Полагаю, и со мной согласны многие историки, что начинать её отсчет против России (а СССР, как говорили русские евразийцы 1920-х годов, это инобытие России) нужно с 1982 года. «Великая» встреча 23–27 августа 1982 года двух «великих раненых» того времени (оба только что перенесли покушения): президента Рейгана и Папы Римского… Старт ликвидации СССР был дан в августе 1982 года. До этого была подготовка. Мировая закулиса в 1982 году пришла к выводу, что пора переходить к активной фазе. А дальше – технологии… Польша, Чернобыльская катастрофа, Прибалтика, события 91 года…».

Итак, развал СССР был совершен, но это только начальная фаза, цель – полный распад России. Что помешало, по мыслям Сергея Антоновича, «цивилизованному Западу» произвести распад самой России в 1992 – 1995 годах? Первое – сопротивление оппозиции и народа. Второе – невозможность гарантированно спрогнозировать действия России даже в её ослабленном и покоренном состоянии, в частности, – непредсказуемость действий многих политических деятелей в России и в особенности военных, генералитета.

События до октября 1993 года, сама защита Дома Советов показательны, и хоть Ельцин одержал верх, но жертвы народного сопротивления были не напрасны. Американцы поняли в то время, что под полный контроль Россию взять невозможно. А дальнейшие резкие действия Запада посредством «пятой колонны» внутри нашей страны по развалу России были сопряжены с серьезными рисками для самих США. Дело в том, что со времен Никсона для американцев действует святой для них принцип «приемлемого ущерба». Внятно этот принцип был сформулирован при Кеннеди.

«Уничтожение, например, Лос-Анджелеса или Нью-Йорка – это неприемлемый ущерб для США. Любая страна, способная это осуществить уже считается угрозой национальной безопасности Соединённых Штатов, Джон Кеннеди говорил, что любой американский президент, который допустит уничтожение хотя бы одного такого города, как Чикаго, должен быть предан суду военного трибунала, – констатирует Шатохин и в качестве напутствия добавляет. – Эту особенность не стоит забывать нынешним и будущим нашим национальным политикам».

В качестве живого примера непредсказуемости для американцев поведения наших военачальников С.А. Шатохин приводит адмирала Игоря Владимировича Касатонова. Инициаторы «Беловежского сговора» декабря 1991 года планировали, что Черноморский флот будет автоматически передан Украине. Адмирал в 1992 году жестко воспротивился этим замыслам.

«Оказалось, что военные имеют волю к сопротивлению, а в их распоряжении соответствующие силы и средства, в том числе ядерного потенциала. В таких условиях проводить наглый и бесцеремонный распад России для США опасно, «неприемлемый риск» для них… Или другой пример. Чуть позже Велихов, по заданию Ельцина, должен был взять под контроль одну из научно-исследовательских оборонных баз по пучковому оружию. Велихов в сопровождении выехал туда. По колонне, которая приблизилась к базе, раздался упреждающий залп. Они даже не смогли въехать на базу. После этого Грачев собрал совещание, был проведен анализ этого случая, и сделали вывод: не исключено, что и в дальнейшем в военном потенциале ельцинской России, в святая святых нашего оборонного пространства, может возникать такого рода сопротивление. То Руцкой, то Лебедь, то иные генералы типа Стерлигова, и так далее. Что у них на уме? То есть призрак военной воли пугал», – заключает С.А. Шатохин.

 Распад России по объективным и субъективным причинам в 90-е годы не осуществился, после чего все системные западные усилия, прежде всего американские, посвящены распаду России по другим, теперь уже геополитическим, линиям.

 «Кажущаяся для нас нелогичность их (Запада) сегодняшних действий преследует цель доведения России, а заодно и всех иных стран, до состояния невозможности причинения им (США и странам НАТО) «неприемлемого ущерба»… Поэтому и разыгрываются ими региональные потрясения. Но Сербия, Иран, Ирак, Афганистан, все цветные революции – это всё репетиции и приближение к нашим границам. Цель – Россия».

К слову, о практическом «преодолении лжи и насилия» со стороны Сергея Антоновича. Он участвовал в защите Приднепровской республики, Абхазии, в обороне Белого дома 1993 года, в составе русских добровольцев в Сербской армии и других горячих точках. Имеет награды: орден Трудового Красного Знамени (за организацию стройотрядов в 60-е годы), Сербский орден Мужества (участие в боевых действиях Сербской армии), орден Сергия Радонежского РПЦ и ряд медалей.

А в своём выступлении 2009 года Сергей Антонович далее переходит не к рекомендациям даже, а, если угодно, к требованиям сегодняшнего времени.

«Посмотрим, какие абсолютные ценности должна выработать Россия для своей самозащиты. На первом месте должна быть территориальная безопасность России… Шестьдесят тысяч километров у нас периметр морской границы. Какие люди должны охранять границу? Здоровые, морально преданные стране. Поэтому нужна здоровая демографическая ситуация, чтобы держать страну. В атомном комплексе у нас работает один миллион сто тысяч человек, это тоже должны быть здоровые люди. А в руководстве – тем более, а не «киндеры-сюрпризы». Мы должны иметь минимум 25 миллионов здоровых людей, профессиональных и высококлассных, чтобы держать нашу страну. Это – ВПК, космос, оборонный комплекс, наука, образование и так далее.

Экономика. То, как Гайдар с Чубайсом лишили вкладов советских граждан, то же самое, что сейчас средства отдали западным банкам. А считается якобы – это антикризисная программа. Это наоборот, усугубление кризиса, использование народных денег на неэкономические и антинациональные интересы. Или, зачем экспортировать более 200 миллионов тонн нефти? Чтобы закупать мясо? Это же недоразумение какое-то, а не экономика. Следующий момент – это образование. Болонский процесс – это идеологическая диверсия против нашего эффективного образования. Это кошмар, что делает Болонья с нашим классическим образованием!

Ну и, конечно, внешняя политика… На чем основана порочность внешней политики? На стремлении как-то приспособиться к Америке. Для чего, для кого? В экономическом плане мы никак не зависимы от Америки, а в геостратегическом, геополитическом плане тем более. Чем раньше мы освободимся от этого стремления к подражанию, тем скорее у нас повысится национальная безопасность…

Пока наше руководство не будет обновлено кадрами, которые начнут реально менять приоритеты развития государства, мы так и будем ходить под дамокловым мечом…».

Кроме того, он считал информационной диверсией пятой колонны пропаганду якобы нехватки рабочих рук в России. Эта ситуация создаётся в России безответственным трудовым и миграционным законодательством.

 С.А. Шатохин предлагал определить 5–10 самых депрессивных, с демографической точки зрения, субъектов России и обеспечить в этих регионах объём материнского капитала в 2 или 3 раза выше, чем в остальных субъектах России, а также предусмотреть в них опережающее строительство жилья для молодых семей.

 А такими субъектами являются русские регионы Дальнего Востока и Сибири, ряд ближних к Москве областей: Псковская, Смоленская и т.д.

Наконец, кто, в понимании Шатохина, сеет насилие и ложь? «Цивилизованный Запад», в глобальном смысле, по всему миру и его «либеральные» ответвления – по России.

Борьбу с насилием и ложью на всех уровнях – глобальном и геополитическом, региональном и местном, пропагандистском и практическом – всю свою жизнь и вёл Сергей Антонович. Но борьбу он воспринимал как непреложную необходимость. А по натуре он был созидателем, творцом. Творцом традиционной России, русского национального духа.

 

Источник: stoletie.ru


Читайте также: