В США достоянием общественности стали подробности и ранее неизвестные детали политики 37-го американского президента Ричарда Никсона, имя которого у большинства ассоциируется с предвыборным Уотергейтским скандалом, в результате которого глава государства был вынужден добровольно уйти в отставку.

На этот раз журналистам стала известна истинная мотивация Никсона, объявившего в 1971 году войну наркомании. Эта кампания стала одной из самых противоречивых за всю американскую историю: многие критиковали стражей правопорядка за чрезмерное применение силы по отношению к представителям национальных меньшинств, в том числе афроамериканцев, а эксперты признавали неэффективность масштабных зачисток в рамках этой «войны».

В апреле центральной темой очередного номера журнала Harper’s стал материал журналиста Дэна Баума на эту тему. В нем автор, в частности, приводит слова бывшего советника Никсона Джона Эрлихмана, который был приговорен к 18 месяцам федеральной тюрьмы за свою роль в Уотергейтском скандале, а позднее скончался от сахарного диабета в Атланте в 1999 году.

Интервью Баума с Эрлихманом было записано еще в 1994 году, однако одна из самых интересных и неоднозначных цитат этого материала до сих пор не была известна широкой публике. Встретившись с бывшим советником Никсона по вопросам внутренней политики, журналист спросил своего собеседника о политике Белого дома в 70-е годы, когда администрация Никсона, делая упор на данные о высокой смертности наркоманов и негативных социальных последствиях наркотиков, обрекла страну «на десятилетия провальной экономической и социальной политики», пишет The Huffington Post.

«У кампании Никсона 1968-го года и Белого дома под его руководством было два врага: левые, выступающие против войны, и «черные люди». Вы понимаете меня? Мы тогда знали, что нам нельзя было запретить людям быть против войны или быть черными. Но заставив общественность сначала ассоциировать хиппи с марихуаной, а черных — с героином, а затем криминализировав их, мы смогли подорвать их общины», — приводит Баум слова Эрлиха, сказанные им еще в 1994 году.

Как делает вывод издание, бывший помощник Никсона, по сути, признал, что постоянное преследование по расовому признаку, которое в США для многих стало символом так называемой «войны с наркотиками», оказалось не побочным эффектом неудачной кампании президента США, а его целью.

Журналисты, которым удалось связаться с Баумом, постарались узнать, почему он не писал об этом все эти годы и предпочел не использовать цитату для своей книги под названием «Дым и зеркала: Война с наркотиками или политика провала», опубликованной в 1996 году.

«В той книге не было никаких авторских интервью. Она была написана, чтобы у читателя была возможность оказаться в тех комнатах, где происходили все события. Поэтому цитата просто не подходила. Хотя она и поменяла весь мой подход к книге и подход к моей дальнейшей работе в целом», — поделился Баум.

По его словам, Эрлихман решился на столь откровенный разговор с ним, потому что ему больше нечего было терять: он уволился из Белого дома, отсидел в тюрьме из-за Уотергейтского скандала и потерял свою лицензию заниматься юриспруденцией. «Интервьюеру иногда приходится быть очень терпеливым и задавать правильные вопросы. Однако люди могут быть удивительно откровенны, если им дать эту возможность», — объяснил Баум.

«Уотергейт»

В гостиничном комплексе «Уотергейт» в 1972 году находился штаб кандидата в президенты от Демократической партии Джорджа Макговерна. 17 июня 1972 года (за четыре месяца до президентских выборов) в здании были задержаны взломщики, занимавшиеся настройкой подслушивающей аппаратуры и, по некоторым данным, фотографированием внутренних документов штаба демократов.

Подозрения в том, что их отправил в «Уотергейт» Никсон, переизбранный на тех выборах на второй срок, усилились после появления информации об имеющихся у президента записях разговоров демократов, сделанных, правда, не в «Уотергейте». До конца загадка так разрешена и не была, однако «уотергейтский скандал» привел к скорой отставке Никсона.

Показания, которые президент давал 23 и 24 июня 1975 года, до недавнего времени были засекречены, и нынешняя администрация Белого дома решительно выступала против их публикации — из-за того что в ней, кроме всего прочего, якобы затронуты личные интересы нескольких человек.

Однако в июле 2011 года федеральный судья Ройс Ламберт, зачитывая свое 15-страничное постановление, отметил, что историческая значимость слов Никсона перевешивает их секретность. Кроме того, по словам судьи, все, кто мог быть так или иначе упомянут экс-президентом, либо уже ушли из жизни, либо уже не раз давали всевозможные интервью на тему Уотергейтского скандала.

Источник


Читайте также:

Депутаты Госдумы озаботились перевооружением россиян
ДНР и ЛНР заслужили мир в новом году
Утвержден порядок предоставления субсидий на детей
Николай Азаров: коренной вопрос
В США умер судья Верховного суда Скалиа - один из столпов консервативной юриспруденции
В Таиланде задержали российского бизнесмена, который оставил без квартир дольщиков жилья
Главу избирательного штаба Трампа обвинили в применении силы к журналистке
Брандмауэры в Ярославле