Председатель наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований, руководитель сайта газеты «Звязда» Юрий Царик о перспективах российской военной базы в свете последних событий.

«Наша Нива»: Как на белорусско-российских переговорах о военной базе в Бобруйске может отразиться недавний инцидент со сбитым российским бомбардировщиком Су-24?

Юрий Царик: Строго говоря, инцидент никак не должен сказаться на переговорах. Ведь позиция белорусской стороны изначально состоит в том, что создание базы не целесообразно. А такой инцидент, произошедший с российским самолетом на Ближнем Востоке, лишь подтверждает, что это не только не целесообразно, но и рискованно. Конечно, это дает дополнительные аргументы в переговорах и еще больше усиливает позиции белорусской стороны.

«НН»: Вы писали, что размещение такой базы ставит Беларусь под удар в случае гипотетического конфликта России с третьей силой.

ЮЦ: Это безусловно. И вне зависимости от сбитого Су-24. Размещение российской базы на территории Беларуси означает ликвидацию статуса Беларуси как страны, оказывающей миротворческие услуги. Ведь она станет частью военной структуры на стороне России. Это если не уничтожает «Минский процесс», то очень сильно его осложняет. Ну а случай Турции подтверждает, что, имея на своей территории военную инфраструктуру России, российские самолеты, мы не можем быть застрахованы от того, что может быть нарушено воздушное пространство Украины. Такие случаи легко себе представить. Поэтому, безусловно, для нас это дополнительные риски.

«НН»: Насколько у белорусской стороны в принципе сильная позиция в переговорах с Россией по базе?

ЮЦ: Совершенно сильная. Наша позиция обозначена, и она принципиальная. Для белорусской стороны вопрос на этом закрыт. Не мы его открывали в июне, в августе. Российские коллеги начали движение в одностороннем порядке. У Беларуси имеется достаточно аргументов, чтобы обосновать свою позицию. Для военного специалиста нет проблем показать, что ни исходя из оборонительных позиций, ни из каких других база не имеет смысла.

«НН»: Буквально неделю назад начальник оперативного управления галовкомата Воздушно-космических сил России Александр Ляпкин заявил, что документ об авиабазе уже согласован с белорусской стороной.

ЮЦ: Они всегда так говорят. И раньше такое говорили. Это такая манера переговоров.

«НН»: Недавно Александр Лукашенко на переговорах с Ильхамом Алиевым сказал, что «мир сошел с ума». Насколько долго Беларусь сможет сохранять нейтралитет в таком мире?

ЮЦ: Я считаю, что ситуация довольно открытая. Открытая в том смысле, что еще не предопределена. Позиция Беларуси на деэскалацию конфликтов влияет на регион, помогает эскалацию сдерживать. Чем аккуратнее мы себя будем вести, при этом не провоцируя восточных партнеров, тем дольше можно избегать конечной эскалации в нашем регионе.

И второй момент в том, что есть много переменных в нашей ситуации. На сегодня близится дедлайн по минским соглашениях, которые должны или быть выполнены, или быть признаны невыполненными. Второе влечет за собой дополнительные санкции против России. Резкое ухудшение ситуации может произойти буквально завтра. Следует надеяться, что на международной арене пространство для переговоров, разумного диалога все еще сохраняется.

Источник: nn.by


Читайте также:

Античность с интернетом: что происходит с медиа
"Программа S-1": наш ответ Америке
Граждане КНДР выразили поддержку ядерной бомбе
Саакашвили избил Марию Гайдар на вечеринке
В Кремле объяснили увольнение главы управления СКР по Чечне
Аксенов назвал День святого Валентина шабашем и духовным мусором из 90-х
Путин попросил потерпеть до 1 мая с вводом второй очереди энергомоста в Крым
О готовности переизбрать Путина президентом заявили 65 процентов россиян