Праворадикальная партия «Национальный фронт» одержала победу в первом туре региональных выборов. Ее политический курс представляет угрозу не только для Франции, считает обозреватель DW Барбара Везель.

Развитие «Национального фронта» во Франции происходит как по учебнику, словно следуя руководству о том, как добиться общественного признания для праворадикальной партии. Первое место на региональных выборах — результат образцовой работы лидера партии Марин Ле Пен. Она без стеснения воспользовалась недовольством избирателей, а также смягчила риторику как раз до такой степени, чтобы ее нельзя было привлечь к юридической ответственности. Добавим к этому множество развевающихся французских флагов и ее претензии на то, чтобы называться единственной настоящей патриоткой страны.

Европа: возвращение правых радикалов

С историческими сравнениями всегда нужно обходиться осторожно. Однако если вспомнить историю Германии, сердце поневоле начинает сжиматься. Представляют ли «Национальный фронт» и националисты из партии Качиньского, пришедшие к власти в Польше, такую же опасность, как и немецкие фашисты в 30-х годах прошлого века? Пожалуй, пока еще нет, однако потенциал для этого у них есть. Модели уж слишком похожи: дискриминация одной группы населения, ксенофобия, национализм как связующее звено. Мусульмане во Франции теперь стали козлами отпущения, которые представляют угрозу «настоящим французам» и с которыми необходимо бороться. Пока что все весьма похоже. Марин Ле Пен нельзя дать себя провести: она не демократ, ее партия не безобидна, а наоборот — крайне опасна. И ее единственная цель — получить власть во Франции.

Что же подталкивает французов к политическому самоубийству?

С одной стороны, разочарование французских избирателей можно понять. Партии, которые до сих пор считались сильными, — социалисты и республиканцы — отдалились от народа и потеряли доверие из-за бесконечной череды скандалов. Существует серьезная потребность перемен, подкрепленная неспособностью Франсуа Олланда привести в движение экономику и справиться с безработицей. Многие из избирателей, отдавших свои голоса Марин Ле Пен, действительно относятся к неудачникам французского общества, и она обещает предоставить голос именно этой группе населения.

При этом экономическая программа «Национального фронта» — сущий бред, а обещания — голословны. Закрытие границ с соседними странами и выход из ЕС не приведет к экономическому росту. Той Франции, что выстраивает баррикады и лелеет вчерашнюю идею о национальной идентичности, не удастся ни привлечь инвесторов, ни стать королевой экспорта. А французские фермеры удивятся, когда неожиданно прекратят поступать субсидии из Брюсселя, к которым они успели привыкнуть за десятки лет. «Национальный фронт» также не способен ни повысить социальные пособия многочисленных видов, ни обеспечить в закостеневшей структуре экономики рабочие места для всех жителей Франции. Друг Марин Ле Пен Владимир Путин в этом не сможет ей помочь. Приход к власти во Франции правых националистов стал бы концом Евросоюза: Германия и пара соседних стран должны были бы в итоге вернуться к маленькому «ядру Европы».

Региональные выборы — предупредительный сигналУ Марин Ле Пен есть цель, и это — Елисейский дворец. Однако путь туда еще не близок и можно предположить, что в 2017 году за кандидата от республиканской партии проголосует достаточно избирателей, чтобы предотвратить ее вступление в должность президента. Однако результат нынешних региональных выборов стал предупредительным сигналом: французы подвержены обольщению со стороны праворадикалов и не осознают последствий своего решения.

Похоже, именно демагоги с их слегка сомнительными обещаниями и привлекают избирателей. Кроме того, большую роль здесь снова играет утопия: представление о будущем, похожем на золотое прошлое, когда французские мужчины были гордыми, женщины — красивыми и все — зажиточными. При этом звучит «Марсельеза», и сине-бело-красные триколоры развеваются на ветру: дачная идиллия, за которой гонятся современные, обремененные заботами граждане. А такие партии, как «Национальный фронт», пробуждают эти эмоции и играют на них. Да, все это мы уже проходили. И да, это очень удручает. Нам остается надеяться лишь на то, что за следующие 18 месяцев французы вспомнят о том, что на самом деле они — разумная нация.

Барбара Везель

Источник: dw.com


Читайте также:

Делягин: Запад надолго утратил признаки вменяемости
Путин подбирает отмычку к Саудовской Аравии
В Бирме прошли первые за 25 лет свободные выборы
Документ о российской авиабазе в Бобруйске согласован Беларусью
Что происходит с российской медициной. Часть 1
В Кремле усомнились в пользе бесполетной зоны над Алеппо
Неверов посоветовал оппозиции быть «святее папы римского»
Яровая сравнила снос памятников в Польше с оправданием убийств в Донбассе