Почему американские советологи и русисты порой такие прокремлевские?

В столице США Вашингтоне расположена штаб-квартира одного из самых известных в мире центров русистики (по-старому – советологии) – Института Кеннана. Там находится офис его директора Мэтью Рожански, который недавно, 15.01.2016, дал интервью российскому интернет-изданию Лента.ру.

Говорили, естественно, о России и о том, как ее воспринимают американские политики, как они должны строить отношения с Кремлем. Рожански убежден, что вся американская политика в отношении России – это одна сплошная ошибка.

«Классическая американская ошибка: пытаться навязать России наши представления о ее идеальном государственном устройстве», – заявляет Рожански. И продолжает: «Такой подход могут принять более скромные, небольшие страны – Россия или, например, Китай – терпеть таких претензий не будут».

По мнению Мэтью Рожански, это корень всего противостояния, «ведь за прошедшие 25 лет россияне ни разу не увидели готовность США принять их страну такой, какая она есть. Если россияне хотели в 1996 году выбрать президентом коммуниста – почему мы не могли им этого позволить?» – вопрошает Рожански.

Позиция Рожански, несомненно, имеет право на существование, более того, такая позиция не просто существует, а процветает в среде кремлевских пропагандистов, которые именно в этом и именно такими словами упрекают США во вмешательстве во внутренние дела других стран и в навязывании им своей системы ценностей.

Странно лишь то, что Мэтью Рожански руководит институтом, который основан Джорджем  Кеннаном – автором внешнеполитической доктрины сдерживания, суть которой в противостоянии и невозможности сотрудничества с СССР. Да, и доктрина Кеннана легла в основу таких важных вещей, как план Маршалла, НАТО и доктрина Трумена. Именно Джордж Кеннан считается автором идеи холодной войны. Основатель института, которым сейчас руководит Рожански, органически не принимал Советский Союз таким, какой он есть. Более того, он критиковал администрацию Рузвельта за уступки Советскому Союзу. А поскольку режим Путина в последнее время все в большей мере пытается воспроизвести агрессивные черты советской имперской политики, нет особых сомнений в том, что Джордж Кеннан занял бы позицию, в корне отличающуюся от той, которую демонстрирует Мэтью Рожански.

Между основателем института и его нынешним директором существует глубочайший ценностный ров, практически пропасть. Свою позицию Мэтью Рожански объясняет и обосновывает так: «Я отметил феномен, существующий до сих пор: американцы желают, чтобы другие имели такие же права и свободы, какими обеспечены они сами. Это очень странный инстинкт. Представьте, если бы я, гуляя в парке, увидел другую семью и потребовал от отца давать его ребенку столько свободы, сколько я предоставляю своему сыну». Конец цитаты.

Мэтью Рожански, возможно, не заметил, с какой четкостью указал на ту пропасть, которая отделяет его взгляды не только от Джорджа Кеннана, но и от Вудро Вильсона, Рейгана, Черчилля, Тэтчер – всех тех, кто смог загнать в могилу сначала фашизм, а затем и коммунизм, – а сегодня их духовные наследники противостоят путинизму.

Возвращаясь в парк, где мы оставили гуляющего Мэтью Рожански, конкретизируем его же пример, сделав его ближе к той реальности, которой он должен служить в качестве аналогии. Отец той семьи, которую наблюдает гуляющий в парке Мэтью Рожански, видите ли, лупит своего ребенка смертным боем или публично насилует его или совершает над ним еще какое непотребство. Вот такое у него представление о правах и свободах детей. Или возьмем уж совсем реалистичный пример: оставил нерадивый отец своего малыша в запертой машине на жаре без кондиционера. И что, господин Рожански, неужто и в этом случае будете исходить из того, что в каждой семье своя мера прав и свобод, поэтому не надо проявлять «странный инстинкт» и бежать спасать чужого ребенка? А ведь то, что делает Путин со своими гражданами, а также с гражданами Украины, а теперь и Сирии – очень похоже на то, как со своими детьми поступает этот садист из парка.

А еще Мэтью Рожански очень обижен на американских политиков за то, что они его не слушаются. «Есть случаи, – ябедничает директор института Кеннана российским журналистам, – когда люди всю жизнь отдают науке, делают точнейшие прогнозы, а их никто не слушает. Классический пример: до принятия нового «списка Магнитского» в 2012 году сенаторам было озвучено несколько экспертных докладов. «Перезагрузка» уже сворачивалась, но возможности для сотрудничества еще оставались. Многие специалисты предупреждали, что принятие «списка Магнитского» именно в этот момент вызовет резкое ухудшение отношений, – и они были правы, но их никто не послушал». Конец цитаты.

Юрист Сергей Магнитский разоблачал факты многомиллиардной коррупции, отъема бизнеса у российских предпринимателей, которых отправляли в тюрьму по облыжным обвинениям. Всем этим занимались офицеры МВД, сотрудники прокуратуры, налоговых органов, судьи. За это Магнитский был брошен в тюрьму и там убит. Все детали этих преступлений были обнародованы. В ответ российская власть устроила суд над мертвым Магнитским. Из убийц не понес наказания ни один.

Американские сенаторы посчитали, что садистское хладнокровное убийство,  совершенное с  целью сокрытия других преступлений, является достаточным основанием, чтобы оградить свою страну от преступников и ввели против них санкции. Мэтью Рожански советовал так не делать и считает, что сенаторы совершили ошибку. Потому, что когда ты в парке видишь садиста, убивающего своего ребенка, тут главное не испортить с ним отношения.

Мэтью Рожански настолько последователен в своей прокремлевской позиции, настолько полно и точно ее выражает, что возникает ощущение, что Институт Кеннана с головным офисом в Вашингтоне является подразделением администрации президента России, а сам Мэтью Рожански получает зарплату в бухгалтерии Кремля.

Вот его позиция по Сирии: «Мне кажется, что компромисс по Сирии и борьбе с Исламским государством может быть достигнут достаточно просто: нужно лишь согласиться, что вопрос о будущем президента Башара Асада будет обсуждаться в последнюю очередь». Если это компромисс, то я не знаю, что такое полная сдача позиций, поскольку Мэтью Рожански  озвучил позицию Кремля в наиболее жесткой форме.

По Украине: «Я очень надеюсь, что в течение ближайших шести месяцев мы увидим позитивные изменения на востоке Украины: местные власти при поддержке России проведут выборы и передадут контроль границы Киеву». Тут советолог Мэтью Рожански перещеголял Кремль. Поскольку там даже спьяну не требовали, чтобы выборы на территории, которая все-таки всеми признается украинской, проводили почему-то «при поддержке России».

Когда духовные предшественники Мэтью Рожански – Чемберлен и Даладье – в 1938 году подписывали Мюнхенское соглашения, они, вероятно, также исходили из того, что немцы имели полное право избрать Гитлера, а нацистскую Германию надо принимать такой, какая она есть, и вообще, главное не испортить с Гитлером отношения. Называлось все это «политика умиротворения», которая кончилась известно чем.

Я столь подробно разобрал взгляды советолога и русиста Мэтью Рожански потому, что эти взгляды очень характерны для нескольких сотен русистов и советологов, работающих в десятках  американских центрах русистики. Есть, конечно, исключения, но есть и закономерность. Она в том, что, если взять общую массу американских политиков, конгрессменов и сенаторов и общую массу советологов и русистов и расположить их по отношению к путинской России на шкале: «политика умиротворения» – «политика сдерживания», то большинство политиков окажется ближе к «сдерживанию», а большинство русистов – к «умиротворению».

Вероятно, это связано с тем, что для того, чтобы изучать Россию, надо в ней бывать, чему могут служить препятствием критические высказывания в отношении обитателей Кремля. Возможно, тут действует некий аналог стокгольмского синдрома, при котором исследователь принимает систему ценностей изучаемого объекта. Если это так, то данный синдром актуален только для русистов и советологов, поскольку энтомологи,  изучающие комаров, вроде не были замечены в том, что они стали пить кровь ближних.

Этот синдром – назовем его, например, синдромом Рожански – довольно вредная штука, поскольку советы русистов все-таки порой слушают американские политики. Еще больший вред русисты-умиротворители приносят россиянам, поскольку нет лучшего пропагандиста и агитатора за Путина, чем какой-нибудь Стивен Коэн, который, нет, вы только посмотрите! – американский политолог, а признает правоту Путина, а своих ругает, на чем свет стоит.

Игорь Яковенко

Источник: 7days.us


Читайте также: