Даже на пике оказания российской помощи арабским странам в их войнах против Израиля в 1970-х годах в небе над Голанскими высотами не было российских самолетов. Но в прошлом месяце все изменилось, когда российская авиация бомбила позиции сирийских мятежников в нескольких километрах от израильско-сирийской границы.

Россия постепенно расширяет интервенцию в сирийскую гражданскую войну, добиваясь своих целей, в первую очередь, сохранения власти Башара Асада. Ради достижения этих целей русские снова и снова применяют силу, демонстрируя, что Россия ради Асада пойдет до конца, даже если придется рискнуть новым конфликтом на юге Сирии, в районе израильской и иорданской границ.

Но русские также понимают, что речь идет о рискованной игре, которая может завершиться их поражением, как было в Афганистане три десятилетия назад. Проблема только в том, что поражение России в Сирии не обязательно будет означать победу американцев. Наибольшую пользу из российской неудачи извлекут орудующие в Сирии исламистские террористические организации, так же, как в свое время от фиаско СССР в Афганистане больше всех выиграл «Талибан».

На этом фоне в конце минувшей недели в Вене состоялась историческая встреча с участием США и России, а также Турции, Саудовской Аравии и Ирана. У всех общая цель — сохранить сирийское государство и превратить его в ядро сопротивления ИГИЛ и любому другому фактору, угрожающему стабильности региона (для Турции, например, таким фактором служат курды).

Но дело в том, что Россия и Иран хотят, чтобы сирийское государство оставалось под их контролем, а чтобы обеспечить это, выступают за сохранение режима Башара Асада. Вашингтон, напротив, не готов предоставить Асаду легитимность, в основном, из-за общественного мнения на Западе, даже если при этом сами американцы не возражают, чтобы Асад боролся с ИГИЛ вместо них, если их не будут обвинять в том, что они оставили его в президентском кресле. Турция и Саудовская Аравия, со своей стороны, не могут допустить сохранения власти Асада из-за его иранских покровителей. Победа Ирана означает для них серьезную угрозу безопасности.

Отсюда дилемма: все хотели бы закончить войну, все хотели бы сохранить и укрепить сирийское государство, но вопрос в том, каким будет это государство, а, главное, под чьим контролем — Башара Асада и его российских и иранских хозяев или оппозиции, опирающейся на Турцию и Саудовскую Аравию. Эта дилемма осталась нерешенной, и участники переговоров в Вене не смогли решить задачу квадратуры круга.

Вместе с тем, переговоры в Вене дают представление о чем-то совершенно ином, необязательно связанным с будущим Башара Асада и Сирии. Во-первых, ситуация на полях гражданской войны продиктует решение для мирового сообщества. Успехи Асада с иранско-российской помощью в итоге вынудят американцев проявить гибкость, вплоть до согласия на сохранение его власти. И наоборот, если Россия чрезмерно увязнет в этом болоте, то Москва может отречься от Башара Асада, так как российские интересы все же стоят выше сирийских.

Во-вторых, русские и американцы могут вести переговоры до посинения. Но ни у кого из них нет реального влияния на непосредственных участников боевых действий в Сирии. Оппозиционные группировки, воюющие против Асада, в первую очередь, ИГИЛ, не слушаются Вашингтона, и уж точно не слушаются Москвы, поэтому соглашение о прекращении войны вовсе не означает завершения боев.

Наконец, Иран начал пожинать плоды международного признания после подписания сделки по ядерной программе и получил приглашение во взрослый клуб, на сей раз в качестве партнера в поиске решения, а не как главная причина проблемы.

У Израиля почти нет влияния на соглашение вокруг Асада, над которым работают великие державы. Но Израиль должен быть подготовлен к соглашению, которое стабилизирует асадовскую Сирию как государство под контролем Ирана и «Хезболлы» с согласия американцев.

И помимо всего прочего, до недавнего времени Сирия была стабильным и сильным государством. Сегодня она стала частью меню за столом международных переговоров, и у сирийского народа нет никакой возможности влиять на свою судьбу. Отсюда вывод: сила и внутреннее единство необходимы не только во время войны, но и на мирных переговорах под эгидой или при участии мирового сообщества.

Источник: cont.ws


Читайте также:

Франция поддалась очарованию правых радикалов
Российских чиновников обяжут отчитываться за самопиар
Путин — один из нас
Песков прокомментировал заявление Кадырова о чеченском спецназе в Сирии
«Коммерсантъ» назвал дату проведения прямой линии Путина с россиянами
Песков прокомментировал слова Обамы о перспективах России увязнуть в Сирии
Рогозин объяснил присутствие «пушистого шпиона» на совещании
Гипсокартонные потолки: на чем остановить выбор?